Мариам Захарян: «VR — это как побывать в голове у художника»

Денис Семенов поговорил с художницей Мариам Захарян о том, сколько стоит VR-арт, как делать сложный проект в одиночку и где искать вдохновение.

Я стою на небольшом сером острове, под которым виднеется красная поверхность воды. Внезапно жидкость заполняет все пространство вокруг, а затем, также неожиданно, исчезает. Привыкнув к приливам и отливам, я осматриваю остров: пустынный, минималистичный пейзаж. Помимо меня здесь находится застывшая в странной позе женщина и растение, напоминающее гигантского инопланетного осьминога. Из серых переплетающихся между собой стволов растут красные цветы-щупальца. Такие же щупальца растут из спины неподвижно замершей фигуры, из-за чего она как будто висит в воздухе. Я подхожу к женщине и заглядываю внутрь ее тела – из алого сердца тянутся артерии, образующие цветок. Это цветок амариллиса.

«Amarillys VR» — VR-экспиренс художницы Мариам Захарян. Сейчас ее работа экспонируется в датских галереях, но у меня есть возможность оценить её у себя в студии в Москве. Мариам работает в готичной стилистике, сочетая графику, живопись и новые медиа. В первой части проекта «Amarillys VR: Ocean» она погружает зрителя в атмосферу невозможного мира, в котором происходит цифровая смерть и возрождение.

— Когда ты впервые попробовала виртуальную реальность?

— Судя по всему, это был 2013 год, когда я училась в университете. VR-шлем казался мне странной штукой из блокбастеров 80-х и поначалу не особо привлекал. В то время я воспринимала HMD исключительно, как гаджет, и ничто не вдохновляло меня на творческое использование технологии до середины 2014 года.

— Да, теперешний Oculus сильно отличается от первой версии. Что заставило тебя сделать свой VR арт проект? Чужой опыт или собственная идея?

— Нет, на самом деле, все началось еще до Oculus. Впервые я увидела VR-шлем в научной лаборатории, он лежал там с начала 90х. Это было такое страшное белое чудовище. С Oculus я начала работать с 2014. Позже, поработав с Gear VR и HTC Vive, я наконец-то ощутила потенциал технологии. Я нашла способ связать свое увлечение музыкой и визуальным искусством.

— В 2014 было очень сложно найти информацию про VR-арт. Где ты черпала вдохновение?

— Когда я начала изучать VR-арт я понятия не имела, что VR существует аж с шестидесятых и что другие художники (многие из которых женщины) экспериментируют с ним уже долгие годы. Для меня виртуальная реальность была совершенно неизведанной территорией. Правда, мое собственное вдохновение пришло из других источников. Это было похоже на видение, которое постепенно становилось движущей силой. Картинка и ощущение необходимости воплотить задуманное. Это стало катализатором, а затем началась работа.

— Как создаются твои экспиренсы: ты все делаешь сама или работает целая команда? Кто занимается программированием, 3д, анимацией?

— VR — это как побывать в голове у художника. Я с самого начала все делала самостоятельно. Когда, примерно полтора года назад, началась работа над проектом Amaryllis, я находилась у самого подножия горы. Мне хотелось бросить вызов и успешно с ним справиться. Это медиа сильно интриговало, но у меня совершенно не было навыка взаимодействия с ним. Я немного знала о дизайне в VR, так как работала арт-директором на небольших проектах, умела рисовать, но у меня совершенно не было технического бэкграунда. За прошедший год мне пришлось изучить 12 новых программ и разобраться в «железе». Это выглядит странно, учитывая, что можно было, как другие художники, нанять команду, которая бы все сделала гораздо быстрее. Но я считаю, что оригинальное художественное видение теряется, если художник не окунается в процесс целиком. Донести свою идею гораздо проще, если всё, начиная с 3д и до сочинения музыки, делает один человек.

— Это впечатляет! Ты даже музыку пишешь сама?

— Спасибо. Да я пишу сама. Сижу ночами в темной комнате и записываю. Все, начиная с вокала, клавишных — до сведения звука и монтажа видео. Я уже давно занимаюсь музыкой, это была одна из причин по которой VR показался мне привлекательным. Я сочетаю музыку и визуальное искусство, чтобы передать свои эмоции, в первую очередь.

— Говоря о проекте «Amarillys VR» — планируешь ли ты на нем зарабатывать? Если да, то как?

— Когда я начала Amaryllis, мне очень хотелось сохранить его независимость. У меня было четкое представление о том, чего я хочу достичь, и я понимала, что не готова идти на компромиссы, связанные с инвесторами и прочим. VR проекты такого объема и сложности дороги в производстве, особенно в сравнении с себестоимостью живописи, поэтому многие из них спонсируются инвесторами или грантами со специфическими условиями. Это часто идет вразрез с идеей сделать художественное произведение, которое не является коммерческим продуктом. В итоге я спонсировала производство Amaryllis самостоятельно и мне не нужно было срочно на нем зарабатывать. Сейчас, работая с галереями, я вижу, что потенциал VR растет и кураторы начинают присматриваться к моему проекту. Amaryllis VR: Ocean был оценен в 150 000 датских крон (примерно 1 385 000 ₽). Кроме того, мы продали картины, которые являются частью экспириенса. Меня приглашают на мероприятия и ярмарки, где я выставляю свою работу — эти места в основном заинтересованы в том, чтобы платить за уникальность.

— Как ты выбираешь мероприятия? Есть ли для тебя граница между развлечением и искусством, выставкой и корпоративом?

— Я стараюсь выбирать мероприятия, которые могут обеспечить людям оптимальные условия для просмотра работы. Люди, идущие на художественную выставку, находятся в другом состоянии и настроении нежели подвыпившие люди на фестивале.

— Последний вопрос. VR для тебя случайный инструмент или ты выбрала его, как основное медиа для своего творчества?

— Честно говоря, я не верю в выбор единственного медиа. Я думаю, выбор должен расширяться, когда ты растешь, как художник и как человек. Получение нового опыта – моя постоянная цель. Для меня очень важно быть открытой и готовой к приходу вдохновения, с которого начинается работа. Я работала с разными медиа, начиная с фотографии, поэзии, живописи и заканчивая VR. Нельзя позволять отсутствию хорошей техники или знанию программ вставать на пути выражения вашего видения, которое стучит в виски каждый день. С VR я только прикоснулась к поверхности того, что хочу выразить. Многие мои VR проекты уже полностью сформировались и терпеливо ждут возможности появиться на свет. Я вижу будущее моего VR-арта в движении в сторону художественного перформанса.

Сайт Мариам Захарян: www.mariamzakarian.com
Сайт проекта:
http://www.amaryllisvr.com/

Фото и видео: Мариам Захарян

Рембрандт в стерео 360

Студия Force Field выпустила очень качественный VR-фильм о жизни и творчестве Рембрантда «Meeting Rembrandt: Master of Reality». Видео снято в формате стерео 360. Оказавшись в Голландии 1642 года, зритель попадает в дом, где жил и работал Рембрандт. Авторы демонстрируют знаменитый эпизод конфликта художника с заказчиком картины «Ночной дозор», который недоволен новаторской манерой исполнения. Режиссер ловко использует приемы виртуальной реальности: Рембрандт обращается к зрителю, делая его главным героем повествования, просит принять нужную позу, заставляя осмотреть сцену и указывает пальцем, давая возможность оценить прелести стерео формата. Фильм доступен для скачивания в Oculus Store для очков Gear VR.

Фото — https://www.youtube.com/watch?v=O3hjAf1mDH0

Фонд Louis Vuitton представил «Иконы современного искусства» в VR

В начале года в Париже прошла выставка «Иконы современного искусства. Коллекция Щукина». Фонд Louis Vuitton открыл посетителям работы Матисса, Пикассо, Гогена, Сезана, Моне и многих других. Для этой выставки режиссер Пьер Зандрович разработал 360 видео, погружающее в атмосферу легендарных полотен. Видео совмещает архивные кадры, графику, картины и видео самой экспозиции.

1

2

3

4

5

6

7

Фото — https://www.youtube.com/watch?v=tk-iQQvTf8s&t=5s

Марина Абрамович, Джеф Кунс и Олафюр Элиассон в виртуальной галерее

Acute Art — это первая виртуальная галерея, специализирующаяся на современном VR-искусстве. Для первой экспозиции, галерея пригласила звезд современной арт-сцены: Марина Абрамович, Джеф Кунс и Олафюр Элиассон разработали три VR экспиренса. Свой первый VR-перформанс Марина Абрамович посвятила окружающей среде: стоя в прозрачном кубе, участник криком может разрушить антарктические льды и утонуть.

1

2

3

4

Ждеф Кунс оживил свою скандальную балерину.

5

6

7

8

Олафюр Элиассон исследует свет в виртуальной среде, взаимодействуя с радугой.

9

10

11

Фото — https://www.youtube.com/watch?v=gVHiWqIw3J4

Ван Гог и Сёра в Tilt Brush

Американский художник Джордж Пэсли воссоздал «Звездную ночь» Ван Гога и «Воскресный день на острове Гранд-Жатт» Жоржа Сёра, используя Tilt Brush. Сцены сделаны, как диорамы — плоскими объектами, расположенными в пространстве.

1

2

3

4

5

6

Фото — https://sketchfab.com/georgepeaslee

Artheon VR — персональный музей в виртуальной реальности

Еще одно приложение, которое позволяет прогуляться по музеям, не выходя из дома. Цифровое пространство музеев меняется в зависимости от выбранного художника. Основное отличие приложения от конкурентов — возможность трогать и перемещать арт-объекты, а также узнавать дополнительную информацию при помощи виртуального инфопада.

1

2

3

4

5

6

Фото — https://www.youtube.com/watch?v=H7TXVJZ7Prs

Погружение в картину «Армения» Сарьяна Мартироса

Студия ARLOOPA выпустила приложение Saryan VR для очков виртуальной реальности. Это приложение интересно тем, что оно запускается из режима дополненной реальности. При наведении камеры на картину знаменитого армянского живописца, запускается ее 360 версия.

1

2

3

Фото — приложение Saryan VR

Аукционный дом «Sotheby’s» выпустили VR Experience по шедеврам сюрреалистической живописи

Первого марта в Лондоне прошел аукцион «Surrealist Art sale». Для этого аукциона Sotheby’s разработали VR Experience, в котором коллекционеры путешествовали по работам Дали, Магритта, Дельво и Массона.

1

2

3

4

Фото — telegraph.co.uk, sothebys.com, видео https://www.youtube.com/watch?v=tyTG1zGB2Xc

Инженеры из Швеции создали свою версию погружения в известные картины

Одними из первых экспиринсов стали «Мона Лиза» и «Девушка, читающая письмо у открытого окна» Яна Вермеера. Разработчики не скрывают свое ноу-хау — персонажи и инвайромент полотен восстанавливаются в 3D, а затем на модели «натягиваются» живописные текстуры. В очках зритель видит 180ти градусную версию картины. В будущем авторы планируют домыслить и других художников. Каких именно — решит голосование на их странице в Фейсбуке.

1

2

3

4

5

6

Фото — приложение Art Plunge, видео https://www.youtube.com/watch?v=fpgj9b8-JMA

Виртуальные границы

В проекте «Виртуальные границы» бруклинский художник Мистер Толл объединил природу, искусство и технологии. В аризонской пустыне установили гигантские инсталляции капкана на человека, яичницы и плавящейся Земли, затем их отсняли в 360 и выгрузили в мобильные сторы в виде VR-приложения. Авторы говорят, что погружение в виртуальную реальность в данном арт-проекте помогает по-новому посмотреть на привычные вещи в контексте окружающей их действительности.

1

2

3

Фото — приложение Virtual Borders, видео https://www.youtube.com/watch?v=hihrAwvkJtU&feature=youtu.be

Рейтинг@Mail.ru